Искусство в IT-технологиях...

Зажигалкин Александр Владимирович . Международно-правовое регулирование электронной коммерции, 2005

В процессе рассмотрения споров судебными и арбитражными органами отчетливо проявляется тенденция активного использования современных ИКТ.

При этом речь идет о более активном использовании электронных сообщений на разных стадиях рассмотрения спора: при достижении сторонами соглашения относительно способа и порядка разрешения спора, в процессе сбора и представления доказательств, в самом судебном и арбитражном разбирательстве.
Одним из заметных нововведений стало рассмотрение споров в отсутствие одной или обеих сторон в месте разбирательства с помощью технологии удаленного доступа.
Подобный способ интерактивной коммуникации позволяет сторонам, находящимся вне места разрешения спора, участвовать в процессе без ущерба для своих шггерссов. Представители стороны, наблюдая за ходом разбирательства на экране телевизора (монитора) и имея возможность с помощью видеокамеры и микрофона передавать в суд (арбитраж) видеоизображение и звук в режиме реального времени, могут в полном объеме реализовать свои права в процессе» участвовать в прениях, отвечать на вопросы и задавать вопросы оппонентам и судьям (арбитрам), представлять доказательства, в том числе с помощью электронных сообщений. Технической базой для развития технологии, подучившей название «видеоконференция» («он-лайн-коиференцня»), стала сеть Интернет, широкое применение для целей коммуникации разнообразных цифровых систем связи. Технология удаленного доступа создает особые преимущества для участников процесса, находящихся в разных городах и государствах. Проведение арбитражного разбирательства в режиме видеоконференции и с помощью электронного документооборота позволяет значительно ускорить рассмотрение спора, ведет к серьезной экономии времени и средств, снижая, в том числе, издержки на командировки лиц, привлеченных к участию в процессе.
В настоящее время реализуется несколько проектов в данной области151, однако широкое применение электронных документов и технологии удаленного доступа сдерживается целым рядом факторов. К их числу следует отнести, прежде всего, правовую неурегулированность проблемы (консерватизм процессуального законодательства и отсутствие норм, предусматривающих порядок рассмотрения споров с применением технологии удаленного доступа; несоответствие данного способа рассмотрения принципам гражданского судопроизводства; проблему идентификации лиц, участвующих в процессе; сложность исследования доказательств, предъявляемых сторонами в ходе разбирательства). На пути рассмотрения споров в режиме видеоконференции возникают и организационно-технические барьеры (обеспечение надежности связи; выбор эффективного и, что очень
Носырева Е.И. Pound Conference: 25 лег спустя (Американка* конференция о перспективах альтернативных процедур разрешения споров. Сюпл, 4-6 апреля 2002 г.) // Tpeiейский суд. 2002. Kt 3/4. С.257). С 1994 г. Центром ВОИС по арбитражу и посредничеству, находящемся ь Женеве, с помощью технологий удаленного доступа рассматриваются споры в области интеллектуальной собствениости, в том числе споры относительно доменных имен и иные конфликты, спязанные с использованием сеги Интернет, (см.: http://wv*^-.arbiter.wtpo.int/arbitration/).
165
Несколько шире возможности для использования электронных сообщений в Европейской конвенции о внешнеторговом арбитраже 1961 г. (далее - Европейская конвенция 1961 г.).154 Согласно и.2 ст.1 данной Конвенции, арбитражное соглашение должно быть подписано сторонами или содержаться в обмене письмами, телеграммами или в сообщениях по телетайпу.155 При этом в отношениях между государствами, в которых законы не требуют письменной формы для арбитражного соглашения, вообще допускается соглашение, заключенное в любой форме. Тем самым, электронные сообщения могут быть использованы, если это не запрещается законами государств, лица которых заключили соглашение. 11с содержат препятствий для использования электронных сообщений при заключении соглашении о подсудности Брюссельская конвенция по вопросам юрисдикции и принудительного исполнения судебных решений в отношении гражданских и коммерческих споров 1968 г.156 и Конвенция о юрисдикции и приведении в исполнение судебных решений по гражданским и коммерческим делам 1988 г.157 Согласно этим договорам, соглашение об установлении подсудности должно быть заключено: а) в письменном виде или засвидетельствовано в письменном виде, Ь) в форме, которая соответствует обычаям, возникшим между сторонами, или с) в международной торговле - в форме, которая соответствует общепринятой практике в этой области деятельности, о чем стороны должны были знать или знали, и которая в такой торговле широко применяется и регулярно соблюдается. То есть, если стороны установили деловой обычай по использованию электронных сообщений в отношениях между собой или в данной области хозяйственной деятельности применение электронных документов общепринято, то использование электронного обмена данными при заключении соглашения о подсудности допускается. Согласно ст. 23 Регламента Совета ЕС от 22 декабря 2000 г. Кз 44/2001, также возможно заключение соглашения о договорной подсудности в электронной форме.158
Рассмотрим теперь возможности использования электронных коммуникационных систем в ходе судебного или арбитражного разбирательства.
В силу своей публично-правовой природы процессуальное право предполагает высокую степень детализации при регламентации отношений, в которые вступают стороны в ходе судебного разбирательства, поэтому осуществление гражданского или административного судебного процесса в режиме видеоконференции невозможно без серьезных изменений в национальном законодательстве. Однако о возможности таких корректировок свидетельствует наличие в законодательстве многих стран специальных правовых институтов, предназначенных для упрощения и ускорения процедуры рассмотрения споров. Так, в Гражданском процессуальном кодексе РФ (далее - ГПК РФ)
164
важно, недорогого способа коммуникации; необходимость привлечения специалистов в области коммуникационных технологии для организации и проведения разбирательства; целесообразность дополнительной подготовки суда (арбитража) и сторон процесса). Серьезным препятствием является и психологическая неподготовленность участников процесса и судей (арбитров).
Прежде, чем исследовать вопросы судебного и арбитражного разбирательства с помощью технологии удаленного доступа, необходимо определиться с возможностью представления документов, подтверждающих согласие сторон относительно порядка и условий рассмотрения спора (арбитражного соглашения, третейской записи, контракта с арбитражной оговоркой, пророгашюнного соглашения), в электронной форме.
Существующая международно-правовая регламентация, к сожалению, не позволяет реализовать в полной мере возможности электронною документооборота и затрудняет представление документов, подтверждающих согласие сторон относительно порядка и условий рассмотрения спора, и электронной форме.
Прежде всего, нормы, требующие представления арбитражного соглашения в письменной форме на бумажном носителе, содержатся в Конвенции ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений 1958 г. (далее - Нью-Йоркская Конвенция 1958 г.).152 Так, письменное соглашение включает арбитражную оговорку в договоре или арбитражное соглашение, подписанное Сторонами или содержащееся в обмене письмами или телеграммами (и. 2 ст. И конвенции). В соответствии со ст. IV Нью-Йоркской Конвенции 1958 г., Сторона, испрашивающая признание и приведение в исполнение, при подаче такой просьбы представляет должным образом заверенное подлинное соглашение или заверенную копню документа, на основании которого спор стал предметом арбитражного разбирательства. Положений, допускающих при этом возможность применения электронных документов, в Конвенции нет. Требование письменной формы арбитражного соглашения содержится и в Арбитражном регламенте ЮНСИТРАЛ 1976 г.1"
Таким образом, возможность представления арбитражного соглашения в электронной форме в Нью-Йорскской конвенции 1958 г., к сожалению, отсутствует. Для использования электронных сообщений при признании и приведении в исполнение арбитражных решений необходимы изменения в Нью-Йоркскую Конвенцию 1958 г. Учитывая сложность внесения изменений в данный документ, участниками которого являются 126 государств и который имеет огромное значение для международной коммерческой практики, вряд ли возможно быстро осуществить такие изменения. Поэтому целесообразно принять отдельный протокол к Конвенции либо разработать международное соглашение, допускающее представление арбитражного соглашения в электронной форме. Возможно также принятие отдельного протокола к Конвенции о заключении электронных контрактов но данной проблеме.
ВВС СССР. 1960 г. Xi 46. Ст. 421. 155 Рсоенберг М.Г. Ко»гтракт международной купли - продажи. Сопременка* практика заключения. Разрешение спорой.М.. 1996. С. 602 - 621.
166
введены институты судебного приказа (глава 11-1); заочного решения (глава 16-1).159 В Арбитражном процессуальном кодексе РФ (далее - ЛПК РФ) также содержатся положения о рассмотрении дел в порядке упрощенного производства (глава 29).160 Разбирательство с помощью технологии удаленного доступа и использования электронных документов соответствует тенденции упрощения рассмотрения споров в рамках государственной судебной системы и в рамках системы рассмотрения споров в целом.
Применение технологии удаленного доступа в принципе возможно для рассмотрения любых категорий споров. Однако целесообразность рассмотрения некоторых категорий споров с помощью данного метода вызывает сомнения. Подобное судопроизводство в сфере семейно-брачных и наследственных отношений может иметь место только в случае согласия всех участников процесса, а отдельные наиболее значимые категории дел (по вопросам усыновления, установления опеки и попечительства, признания гражданина недееспособными или 01раниченно дееспособным), представляется, должны рассматриваться только традиционным способом. Уголовное судопроизводство также, на наш взгляд, не может совершаться с применением технологии удаленного доступа, за незначительными исключениями: по всей видимости, с применением технологии удаленного доступа возможны совершение отдельных процессуальных действий (допрос свидетеля, эксперта). В то же время, с помощью данного метода целесообразно рассмотрение различных категорий экономических споров внутри государства и при осуществлении внешнеэкономической деятельности.
Принимая во внимание удобство рассмотрения с помощью новых ИКТ экономических споров и учитывая известный консерватизм государственной системы судопроизводства, применение технологии удаленного доступа в современных условиях нзиболес быстро и эффективно может быть реализовано в арбитраже, и, прежде всего, в международном коммерческом арбитраже. В пользу такой возможности свидетельствует распространенность рассмотрения споров в арбитраже при осуществлении внешнеэкономической деятельности. Немаловажными являются процедурные особенности арбитража: для такого разбирательства в большей степени характерен неформальный характер; в арбитражах, как правило, упрощен порядок сбора доказательств и представления документов; сторонам даются более широкие возможности в выборе процедуры и сроков рассмотрения спора Ничто не препятствует сторонам предусмотреть возможность разбирательства с помощью технологии удаленного доступа путем указания в арбитражной оговорке. В международном праве и национальном законодательстве государств, регламентирующем арбитражное разбирательство, нет препятствий для рассмотрения споров посредством технологии удаленного доступа. Наконец, следует учитывать и большую готовность арбитров к такому способу рассмотрения спора.
Возможности применения технологии удаленного доступа сше более повышаются при реализации несудебных способов регулирования споров между участниками
16S
для отказа в признании и приведении и исполнение иностранных арбитражных решений может быть невозможность для одной из сторон представить свои объяснения. Однако применение технологии удаленного доступа, подкрепленное определенными процедурными гарантиями арбитражного регламента, позволяет сторонам не только участвовать в устных прениях, но и представлять необходимые доказательства, делать заявления и иным образом излагать позицию. Представляется неприменимым в данном случае и такое основание для отказа, как противоречие признания и приведения в исполнение решения публичному порядку страны (пп. «Ь» п.2 ст. V Нью-Йоркской конвенции 1958 г.). Очень сложно установить, каким фундаментальным началам правопорядка и нравственности противоречит признание и приведение в исполнение иностранного арбитражного решения, вынесенною в режиме видеоконференции или путем анализа электронных документов, представленных сторонами. В признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения (даже при условии несоответствия процедуры арбитражного разбирательства нормам процессуального законодательства данною государства) не может быть отказано со ссылкой на публичный порядок данного государства, если собственно вынесенное арбитрами решение не противоречит основам правопорядка данной страны.
Правда, возможна ситуация, когда в ходе разбирательства с применением технологии удаленного доступа одна из сторон не имеет возможности (в силу нахождения вне места арбитража) ознакомиться с докумс!гтом, на котором основывается решение. В этом случае нарушаются фундаментальные права стороны в процессе, н такое нарушение принципов справедливости и равенства сторон на практике рассматривается арбитражами как несовместимое с публичным порядком.163 Данного нарушения легко избежать, если арбитр в режиме видеоконференции отложит разбирательство и предоставит другой стороне время для получения и ознакомления с новыми доказательствами по делу. Арбитр может также объявить перерыв в заседании с целью передать в арбитраж и оппоненту документ в электронном виде для ознакомления. При отсутствии возражений со стороны участников процесса заседание может быть продолжено и вынесено решение.
Несколько отличаются от норм указанных выше международных договоров положения Межамериканской конвенции о международном коммерческом арбитраже 1975 г.164 Согласно п. «d» ст. 5 Конвенции, в признании и приведении и исполнение решения может быть отказано по просьбе стороны, против которой оно вынесено, только если такая сторона в состоянии доказать компетентной власти государства, в котором признание или исполнение испрашивается, что «формирование арбитражного суда или арбитражное производство не были осуществлены в соответствии с условиями соглашения, подписанного сторонами, либо, при отсутствии такого соглашения, формирование арбитражного суда или арбитражное производство не были осуществлены в соответствии с законом государства, где имел место арбитраж». Формулировка пункта «d» дает основания для отказа в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения. Если национальным
167
' Характерным примером являются правила для Единообразной методики рассмотрения споров о доменных именах, принятые Корпорацией по распределению адресного пространства сети Интернет (ICANN) 24 октября 1999 г. Эти Правила дают широкие возможности для рассмотрения споров в связи с неправомерной регистрацией доменных имен. При этом указанной методикой допускается рассмотрение спора без физического присутствия сторон, а также предоставляется право напраплгть иски, возражения, ходатайства, заявления, доказательства в электронной форме без заверения этих документов ЭЦП. а также разрешаются другие действия, недопустимые с точки зрения традиционного судебного или арбитражного процесса (см.: Мииков A.M. Рассмотрение споров о доменных именах в соответствии с процедурой UDRP. М., 2004. С. 233-258). ш Например, ст. 24 Закона РФ Х-2 5338-1 ог 07 июля 1993 г. «О международном коммерческом арбнтражс»»У/ ВВС РФ. 1993. „V; 32. Ст. 1240.
хозяйственного оборота (согласительных процедур, медиации, мини-судов, участия посредников и тлт.). Эти процедуры менее формализованы, чем арбитражное разбирательство, итоги такого рода процедур носят рекомендательный характер, что создает возможности для еще более активного применения современных электронных технологий.161
Анализ норм наиболее важных документов в обласл» международного арбитража -Нью-Йоркской конвенции 1958 г., Европейской конвенции 1961 г., Арбитражного регламента ЮНСИТРАЛ. позволяет придти к выводу, что международное право, в целом, не содержит норм, запрещающих рассмотрение арбитражных споров с применением технологии удаленного доступа.
В связи с этим необходимо обратить внимание на следующие обстоятельства, облетающие возможность рассмотрения споров арбитражами в режиме видеоконференции. Прежде всего, в праве допускается проведение арбитражного разбирательства не только путем устных слушании, но и путем анализа на основе представленных документов и иных материалов, т.е.
без явки сторон и проведения устных слушаний, только на основе анализа арбитрами представленных доказательств.162 Поэтому рассмотрение спора с применением видеоконференции не являегся нарушением права на защиту, а право сторон по своему усмотрению договориться о процедуре ведения разбирательства вообще следует рассматривать как одно из оснований рассмотрения споров в порядке арбитража.
Разбирательство с применением технологии удаленного доступа само по себе не нарушает принципа равного отношения к сторонам спора и, как представляется, создает все возможности для стороны, находящейся за пределами места арбитража, изложить свою позицию. Однако ддя недопущения отступления от данного принципа регламенты международных коммерческих арбитражей, очевидно, придется дополнить положениями, о которых будет сказано ниже.
Следует учитывать, что проведение арбитражного разбирательства в режиме видеоконференции не является основанием для отказа в признании и приведении в исполнении иностранных арбитражных решений, по смыслу ст. V Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и ст. IX Европейской конвенции 1961 г. В указанных положениях отсутствует указание на проведение арбитража с применением технологии удаленного доступа как на основание для отказа в признании и приведении в исполнение арбитражных решений.
С определенными оговорками в качестве такого основания можно было бы представить положение пп. «Ь» п.1 ст. V Нью-Йоркской конвенции 1958 г. и аналогичное положение пп. «fo> н.1 ст. IX Европейской конвенции 1961 г., согласно которым основанием
169
СЗ РФ. 24 апреля 1995 г. .V>17. Ст. 1472. ВВС РФ. 5 ноября 1992 г. №44. Ст. 2472.
законом, рсгламснтнруюшим арбитражное разбирательство, не предусмотрена возможность рассмотрения спора в режиме видеоконференции или путем обмена электронными документами, тогда в признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения может быть отказано.
Проведение судебного разбирательства в режиме видеоконференции видимо не является основанием для отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений. Этот вывод следует из анализа как тех международных договоров, в которых Россия участвует (ст. 55 Конвенции о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейным и уголовным делам 1993 г.165, ст. 9 Соглашения о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности 1992 г.166)). так и тех международных договоров, к которым Россия не присоединилась (ст. 27 Брюссельской Конвенции о юрисдикции и принудительном исполнении решений по гражданским и торговым делам 1968 г., ст. 27 Конвенции о подсудности и приведении в исполнение судебных решений но гражданским и коммерческим делам 1988 г.). В указанных актах содержится исчерпывающий перечень оснований для отказа в признании и приведении в исполнение иностранных судебных решений, в котором отсутствует проведение судебного разбирательства с применением технологии удаленного доступа или использованием электронного документооборота.
Несмотря на отсутствие препятствий для рассмотрения арбитражных споров с применением технологии удаленного доступа в международных конвенциях, рассмотрение арбитражных споров в режиме удаленного доступа сильно затруднено в связи с отсутствием соответствующей процедуры. Действующие арбитражные регламенты международных арбитражных институтов не содержат правил проведения разбирательств с применением технологии удаленного доступа, поэтому необходимы дополнения в арбитражные регламенты с коррекцией отдельных процессуальных действий (в частности, изменения в процесс исследования доказательств). Несмотря на заявления большинства государств о поддержке применения новых коммуникационных технологий в хозяйственной деятельности, препятствием для рассмотрения споров с применением механизмов удаленного доступа могут стать и нормы национального законодательства. Возможно, потрсбутотся изменения в законодательстве с целью осуществления беспрепятственного признания и исполнения иностранных арбитражных решений, вынесенных с применением указанного способа. Разбирательство с помощью технологии удаленного доступа не должно рассматриваться национальными судами как противоречащее публичному порядку либо нарушающее право ответчика на осуществление эффективной зашиты.
Российское законодательство в области международного коммерческого арбитража либерально. Федеральный закон «О международном коммерческом арбитраже» не содержит норм, препятствующих рассмотрению споров в режиме видеоконференции, но при этом отсутствует и какая-либо регламентация данного института. Что касается регламентов
171
изучения доказательств, переданных ранее сторонам и арбитражу, и порядок изучения доказательств, представляемых сторонами в ходе разбирательства. Порядок изучения доказательств, предъявленных сторонами заранее, не должен, по всей видимости, отличаться от обычного порядка установленного для устных слушаний: стороны имеют возможность до заседания ознакомиться с доказательствами и оценить их достоверность. Что же касается доказательств, подставляемых непосредственно в ходе разбирательства то здесь разумно установить правило, что дополнительные доказательства в ходе разбирательства могут рассматриваться арбитрами только в том случае, если другая сторона не ставит под сомнение их достоверность или не заявляет об отложении слушания с целью ознакомления с ними и подготовки объяснений. В противном случае арбитру следует отложить разбирательство.
Относительно доказательств в письменной форме следует напомнить, что международные коммерческие арбитражи, как правило, допускают представление доказательств не только на бумажном носителе, но и иным способом, в частности путем электронного обмена данными. При данном способе передачи информации документы заверяют с помощью ЭЦП. Правомерность применения ЭЦП необходимо оценивать в соответствии со складывающимся регулированием электронного документооборота в каждом конкретном случае. В целом, арбитражные регламенты допускают возможность электронного документооборота. Так, частью 2 ст. 12 Правил арбитражного института Стокгольмской торговой палаты установлено, что «любое сообщение или иное оповещение направляются курьером или иным письмом, по факсу, электронной почтой или любым другим средством связи, обеспечивающим запись посылаемого».167 В то же время, отдельные регламенты международных арбитражей вообще не оговаривают данный вопрос, упоминая только о необходимости соблюдения письменной формы.168 Некоторые регламенты допускают возможность применения документов в электронной форме с оговорками.'60 Очевидно, что вряд ли удастся сразу выработать правила рассмотрения споров с применением технологии удаленного доступа, отражающие все аспекты этой процедуры. Поэтому следовало бы указать, что данный способ рассмотрения споров является разновидностью устных слушаний и установить применительно к данному способу рассмотрения споров субсидиарное применение норм, регулирующих устные слушания.
Следует отметить, что регламенты ведущих международных коммерческих арбитражей имеют серьезную специфику, обусловленную сформировавшимися традициями
170
МКАС и Морской арбитражной комиссии при Торгово-промышленной палате РФ (далее -МЛК), то они также не содержат норм относительно рассмотрения споров с применением технологии удаленного доступа.
Какие же вопросы необходимо отразить в регламентах арбитражей в связи с проведением слушаний с применением электронного документооборота и технологии удаленного доступа? Следует уточнить, что считать местом проведения арбитража, если арбитр находится в одном государстве, а стороны спора находятся в других (причем разных) государствах. Представляется, что местом проведения арбитража следует считать место нахождения арбитражного органа.
Применительно к технологии удаленного доступа в регламенте следует урегулировать порядок идентификации (т.е. установления личности и определения полномочий) лиц, участвующих в разбирательстве, поскольку вполне возможна ситуация, когда лица, находящиеся по ту сторону монитора, не являются надлежащими представителями стороны либо выдают себя за других лиц. Прсдставляехся, что может быть несколько вариантов решения проблемы. Возможно создание специальных структурных подразделений (представительств) арбитражей в крупных городах.
В этом случае работники представительств будут осуществлять идентификацию и проверять полномочия представителей сторон. Линии связи могут быть арендованы у соответствующих компаний либо при представительстве могут быть оборудованы аудитории, из которых будет осуществляться связь. Создание представительств недешево и поэтому вряд ли осуществимо на практике.
В качестве представителей арбитража, уполномоченных на проведение идентификации и осуществление иных функций в процессе разбирательства, могут выступать (на основании договора с арбитражами) уполномоченные организации (в частности, компании, у которых арендуются линии связи и оборудование для видеоконференций) или отдельные лица (например, нотариусы). Наилучшим партнером в этом вопросе могли бы стать торгово-промышленные (торговые) палаты государств либо национальные отделения МТП. Уполномоченные представители этих организаций могли бы указать на затруднения и дать возможность арбитрам принять решение относительно полномочий представителей сторон. Этот вариант дешевле и легче осуществим на практике.
Наконец, возможно вообще отказаться от детальной проверки полномочий представителей, обязав стороны заранее в письменной форме представлять арбитрам копии документов, удостоверяющих личность представителей и их доверенности. В этом случае риски, связанные с представлением интересов сторон ненадлежащими лицами, будут возложены на самих участников арбитража.
Для успешного проведения арбитража необходимо определить порядок представления заявлений и ходатайств участников процесса. Вполне допустима их подача в устной форме, однако арбитр либо другая сторона вправе потребовать передачи заявления в письменной форме, что потребует отложения разбирательства. Важно четко установить порядок представления доказательств. В связи с этим следует разграничивать порядок
172
См.: Карабельников Б.Р. Пршнанис и прииедение в исполнение иностранных арбитражных решений. Научно-практический комментарии к Нью-йоркской коипешши 1958 года. М., 2001. С.219.
и поэтому нельзя предложенные варианты регулирования разбирательств рассматривать как единственно возможные. Вполне допустим, к примеру, вариант, при котором только предварительное разбирательство осуществляется в режиме ои-лайн-конфереицни. Затем по результатам предварительного разбирательства с применением технологии удаленного доступа сторонам может быть предложено провести основное разбирательство аналогичным способом. В случае неполучения согласия сторон устное разбирательство будет осуществляться традиционным способом. Может быть, некоторые арбитражи вообще будут проводить разбирательства только в режиме видеоконференции, если стороны находятся в разных государствах.
При регламентации разбирательства споров с применением видеоконференции возникает вопрос о необходимости внесения в Нью-Йоркскую конвенцию 1958 г. изменений и дополнений, устанавливающих, что рассмотрение споров с помощью технологии удаленною доступа не является препятствием для признания и приведения в исполнение иностранного арбитражного решения на территориях государств-участников Конвенции. Учитывая сложность и длительность процедуры внесения изменений и дополнений в Конвенцию, участниками которой являются 126 государств и которая имеет ojtjomhoc значение для международной коммерческой практики, вряд ли возможно быстро осуществить такие изменения. Поэтому целесообразно принять отдельный протокол к Конвенции либо разработать соглашение, регламентирующее использование электронных технологий при рассмотрении коммерческих споров. Возможно также принятие протокола к Конвенции о заключении электронных контрактов по данному вопросу.
В то же время, предлохесние Б.Р.Карабсльиикова о возможности осуществления в рамках ЮНСИТРАЛ «официальных» толкований положений Конвенции, которые будут учитываться арбитрами и судами при рассмотрении отдельных споров, в том числе по вопросу об использовании электронных документов при рассмотрении коммерческих споров, представляется спорным.170
В настоящем параграфе подвергнуты анализу лишь некоторые вопросы рассмотрения споров с применением современных ИКТ. Практика применения видеоконференции и электронного документооборота в ходе судебного и арбитражного разбирательства, несомненно, поставит новые вопросы, от решения которых будет зависеть, насколько получит распространение данная технология рассмотрения споров.
174
21. Конвенция Организации Объединенных Наций о независимых гарантиях и резервных аккредитивах от 11 декабря 1995 г. // Международное частное право. Сборник документов / Сост. и авт. вступит, статьи К.Л.Бскяшсв, А.Г.Ходаков М., 1997. С. 633-640.
22. Международная конвенция по охране человеческой жизни на море от 1 ноября 1974 г. (СОЛАС-74). СПб, 1993. - 19 с.
23. Международная конвенция об использовании радиовещания в интересах мира от 23 сентября 1936 г. // СДД СССР. Вып. XXXIX. М., 1985. С. 20-24.
24. Международный пакт о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 г. // СДД СССР. Вып. XXXII. М., 1978. С. 44 - 58.
25. Протокол об изменении Конвенции об исковой давности в международной купле-продаже товаров от 11 апреля 1980 г. // Розснбсрг М.Г. Контракт международной купли-продажи товаров. Современная практика заключения. Разрешение споров. 3-е изд., перераб и доп. М., 1998. С. 245-249.
26. Протокол к Соглашению о проведении согласованной политики в области стандартизации, метрологии и сертификации от 13 марта 1992 г. // БМД. 1996. № 4. С. 6-7.
27. Соглашение об обмене информацией между налоговыми и таможенными органами государств - членов Евразийскою экономического сообщества от 25 января 2002 г. // БМД.
2003. Х28. Соглашение об основных направлениях сотрудничества государств - участников Содружества Независимых Государств в области защиты нрав потребителей от 25 января 2000 г. // БМД. 2002. J& 3. С. 25-28.
29. Соглашение о ввозе материалов образовательного, научного и культурного характера от 17 июня 1950 г. // Свод нормативных актов ЮНЕСКО. М., 1991. С. 240 - 258.
30. Соглашение о координации межгосударственных отношений в области почтовой и электрической связи от 9 октября 1992 г. // БМД. 1993. X? 10. С. 28-30.
31. Соглашение о Международной организации спутниковой связи ИНТЕЛСЛТ от 20 августа 1971 г. // БМД. 1993. Х> 5. С. 2-43
32. Соглашение о межправительственной фельдъегерской связи от 22 января 1993 г. // БМД.
2004. Х?10. С. 3-6.
33. Соглашение о порядке разрешения споров, связанных с осуществлением хозяйственной деятельности от 20 марта 1992 г. // ВВС РФ. 1992. Х> 44. Ст. 2472.
34. Соглашение о содействии распространению в международном плане наглядно-звуковых материалов образовательного, научного и культурного характера от 10 декабря 1948 г. // Свод нормативных актов ЮНЕСКО. М., 1991. С. 231 - 239.
35. Соглашение о создании Межгосударственной системы документальной шифрованной связи Содружества Независимых Государств от 18 октября 1996 г. // БМД. 2000. Хг 8. С. 54-55
36. Соглашение о сотрудничестве в развитии и использовании систем сотовой подвижной связи от 17 января 1997 г.//БМД. 2000. № 10. С. 10-13.
37. Соглашение о сотрудничестве в сформировании информационных ресурсов и систем, реализации межгосударственных программ государств-участников Содружества Независимых Государств в сфере информатизации от 24 декабря 1999 г. // БМД. 2002. Хг 11. С. 18-33.
38. Соглашение о сотрудничестве государств-участников СНГ в борьбе с преступлениями в сфере компьютерной информации от 1 июня 2001 г. // Содружество. Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ. X* 1(37). С. 138 - 145.
39. Устав Всемирного почтового союза от 10 июля 1964 г. // Сборник действующих договоров, соглашений и конвенций, заключенных СССР с иностранными государствами. Вып. XXXIV. М., 1980. С. 312 - 319.
40. Устав Международного союза электросвязи от 22 декабря 1992 гМ БМД. 1997. Ха 3. С. 3 -29.
41. Устав Организации Объединенных Наций и Статут Международного суда. ООН, Департамент общественной информации, 1994. - 96 с.
173
предыдущий следующий
= К содержанию =


В процессе рассмотрения споров судебными и арбитражными органами отчетливо проявляется тенденция активного использования современных ИКТ. - релевантная информация:

  1. По мере внедрения в повседневную жизнь современных электронных средств коммуникаций
    процессе ее осуществления предприниматели вынуждены взаимодействовать с государственными органами: при подаче налоговых и таможенных деклараций, обращении и получении разъяснений в электронной форме по вопросам, ол1есенным к ведению государственных органов, рассмотрении судебных споров через Интернет и т.д. Указанные отношения не относятся к частноправовым, и могут быть урегулированы лишь с
  2. СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ
    процессуальный кодекс Российской Федерации 2002 г. // СЗ РФ. 2002. № 30. Ст. 3012. 99. Гражданский кодекс Российской Федерации. Часть третья // СЗ РФ. 2001. № 49. Ст. 4552. 100. Гражданско-процессуальный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. 2002, № 46. Ст. 4532. 101. Таможенный кодекс Российской Федерации // СЗ РФ. 2003. № 22. Ст. 2066. 102. Закон Российской Федерации «О международном
  3. 3.2.2. Виртуальная реальность компьютерных сетей
    процесс интеграции человеческой особи в измерение виртуальной реальности связывался с использованием такой аппаратуры, как шлем, перчатка и костюм, сегодня, когда в глобальной компьютерной сети Интернет стало возможным использование различных форматов графической коммуникации, речь вполне обоснованно может идти об экстраполяции понятия виртуальной реальности и на сферу межперсональной
  4. В коммуникационной сфере проявляется отчетливая тенденция к взаимодействию и интеграции различных систем связи и передачи информации.
    процессе информационного обмена между различными системами связи либо одновременное применение разных видов связи.124 Постепенно формируются технологии информационного обмена, основанные на одновременном применении нескольких видов связи (связь посредством видеоконференций и т.п.). С распространением новейших технологий в области коммуникации возросла взаимозависимость между используемыми
  5. 4. Судебная практика
    процессуальному кодексу Российской Федерации/Под ред. В.Ф. Яковлева, М.К. Юкова. - М.: ООО «Городец-издат», -2003.-848 с. 81 .Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации части первой (постатейный). - Изд. 3-е, испр., доп. и перераб. с использованием судебно-арбитражной практики/Рук. авт. коллектива и отв. ред. д-р юрид. наук, проф. О.Н. Садиков. - М.: Юридическая фирма «Контракт»:
  6. ВВЕДЕНИЕ
    процесса освоения и распространения инноваций в области информационно-коммуникационных технологий (инфокоммуникаций). Их революционное воздействие касается образа жизни людей, их образования и работы, а также взаимодействия органов правительства, бизнеса и общественности. Инфокоммуникаций позволяют корпорациям и фирмам увеличить рост производительности труда, ускорить диффузии различных
  7. 1.3. ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ВИРТУАЛЬНОЙРЕАЛЬНОСТИ
    процессах — положенности и репрезентации, которые ее и формируют» [136, 51]. Положенность СИ.Орехов понимает в гегелевском смысле: «Положенное как явление не стоит на собственных ногах и имеет свое бытие не в себе самом, а в чем-то другом» [51, 295], замечая, что «виртуальная реальность, как положенное, является выражением сущности взаимодействующих форм (видов) субстанциальной реальности,
  8. Положения, выносимые на защиту:
    процесса» 12 октября 2003 г., а также на Круглом столе, посвященном обсуждению монографии С.В.Бахина «Субправо (унифицированные своды контрактного права)» 2 декабря 2004 г. Основные положения и выводы исследования были также изложены в пяти статьях, опубликованных автором. Структура диссертации: диссертация состоит из введения, четырех глав, заключения и списка
  9. Специальным принципом права телекоммуникаций является принцип приоритета сообщений,
    рассмотрении частноправовых споров, затрагивающих вопросы трансграничных коммуникаций.60 При анализе правовой природы принципов регламентации связи и передачи информации следует упомянуть, что в международном праве отсутствует единый документ, в котором содержался бы комплекс правоположений по данному вопросу. Это можно обьяснить, прежде всего, исторически сложившимся раздельным регулированием
  10. К настоящему времени стало очевидно, что успешное развитие электронной коммерции
    рассмотрения многих межправительственных и нсправительстиенных международных 92 Однако столь широкий круг органов и организаций, причастных к регулированию электронной коммерции, имеет не только положительные, но и отрицательные стороны. На сегодняшний день отсутствует какая-либо координация работы и согласование позиций даже по общим аспектам проблемы, в деятельности международных организаций