Искусство в IT-технологиях...

Исаев Александр Аркадьевич. Феномен цвета в контексте бытия человека: опыт философского анализа, 2007

Что же такое феномен? Во-первых, в отличие от явления, которое отсыпает к чему-то, феномен - это особый род встречи с чем-то.

«Феномен - себя-в-себе-самом-показывание - означает особый род встречи чего-то. Явление напротив подразумевает сущую в самом сущем отсылающую связь, а именно так, что отсылающее (дающее знать) способно удовлетворить своей возможной функции только если оно кажет себя само по себе, есть "феномен". Явление и видимость сами различным образом фундированы в феномене. Запутывающая многосложность "феноменов", именуемых титулами феномен, видимость, явление, голое явление, поддается распутыванию только если с самого начала осмыслено понятие феномена: себя-само-по-себе-кажущее» [158, с.
31]. Во-вторых, как следует из приведенной цитаты, феномен - это «себя-само-по-себе-кажущее». И, в-третьих, «явление и видимость сами различным образом фундированы в феномене». Первая из
96
указанных особенностей была уже в какой-то мере рассмотрена, поэтому остановимся на двух последних.
Греческий глагол, пишет Хайдеггер, от которого производно слово «феномен», означает казать себя. Следовательно, и искомое слово имеет также греческое происхождение и означает: то, что показывает себя, т.е. самоочевидное. «Как значение выражения "феномен" надо поэтому фиксировать: само-по-себе-себя-кажущее, очевидное, (paivojieva; "феномены" суть тогда совокупность того, что лежит на свету или может быть выведено на свет, что греки временами просто отождествляют с та ovia (сущее). Сущее может, далее, казать себя из себя самого разным образом, смотря по способу подхода к нему. Существует даже возможность, что сущее кажет себя как то, что оно в самом себе не есть. Показывая себя таким образом, сущее "выглядит так, словно...". Такое казание себя мы называем кажгшостыо. И так же в греческом выражении (pawouevov, феномен, имеет значение: выглядящее так словно, "кажущееся", "видимость"» [158, с. 28-29]. Здесь необходимо обратить особое внимание на то обстоятельство, что сам феномен имеет две свои модификации, которые терминологически схвачены как: а) кажущее, т.е. открывающее себя в истинном свете; и б) кажимость, т.е. порождающее лишь видимость истинного. Если говорить более точнее, то «кажимость» есть модификация феномена. Ибо аутентично феномен есть лишь то, что «кажет». При этом сам феномен и его модификация взаимосвязаны между собой. «Что однако выражают оба термина, - поясняет далее философ, - не имеет ближайшим образом вовсе ничего общего с тем, что называют "явлением" или тем более "только явлением"» [158, с. 29]. Иными словами, феномен в отличие от явления, пусть и двояко, но всегда указывает исходя из себя самого, (Как раз в этом и состоит отличие символа от прочих знаков. Знак, в отличие от символа, сам по себе ничего не значит.) Но возможно ли явление без феномена? Нет. Хайдеггер поясняет это следующим образом: «Хотя "явление" никогда не есть казание себя в смысле
97
феномена, все же оно возможно лишь на основе какого-то казания себя. Но это казание себя, делающее и явление также возможным, само не есть явление. Явление есть давание знать о себе через нечто, что себя кажет. Если тогда скажут, что словом "явление" мы указываем на нечто, в чем нечто является не будучи само явлением, то понятие феномен этим не очерчено, а предположено, каковое предполагание однако остается скрытым, поскольку в данном определении "явления" выражение "являться" применяется двузначно. То, в чем нечто "проявляется", значит: в чем нечто дает о себе знать, т.е. не кажет себя; а в словах: "само 'явлением' не будучи" явление означает казание себя. А это казание себя принадлежит по сути тому "в-чем", в котором нечто дает о себе знать. Феномены поэтому никогда не явления, но конечно никакому явлению не обойтись без феноменов» [158, с. 29-30].
Вносит ли предложенное описание различия между феноменом и явлением ясность в рассматриваемую проблему? Нет. Почему? Потому что мы все еще придерживаемся формального и расхожего понятия феномена. Понятие феномена будет формальным, если не уточнено, к какой области относится феномен: к сущему или его бытию. Понятие феномена будет расхожим, если под ним подразумевается лишь эмпирическая наглядность. Прежде чем расформализоватъ понятие феномена, нужно от его расхожего понятия перейти к феноменологическому. «.. .То, что понимается под феноменом феноменологически, можно не касаясь других различий проиллюстрировать, сказав так: что в явлениях, расхоже понятом феномене, всякий раз себя предшествующе или сопутствующе, хотя нетематически, уже кажет, может быть тематически приведено к показу себя, и это себя-так-само-по-себе-кажущее суть феномены феноменологии» [158, с.
31].
Расформализовать же феноменологическое понятие феномена должна особая наука, именуемая феноменологией. Термин «феноменология» образован путем прибавления к слову «феномен» слова также греческого корня «логос». Что же означает это слово? То же, что и феномен, и более
98
того, именно логос делает феномен феноменологическим. Слово «логос» Хайдеггер интерпретирует следующим образом. <Л6уо<; как речь значит скорее то же что блДойу, делать очевидным то, о чем "речь" в речи. Аристотель эту функцию речи строже эксплицировал как aTrotpaivecGcu. Х6уо<; дает чему-то видеться (cpatveaGm), именно тому, о чем речь, и притом для говорящих (средний залог), соотв. для говорящих друг с другом. Речь "дает видеть" шго... от того самого, о чем речь. В речи (aitocpavcic;), насколько она подлинна, речение должно быть почерпнуто из того, о чем речь, так что сообщающая речь в своем сказанном делает то, о чем она речь, очевидным и так доступным другому. Это структура А.6уос/а как ctTrocpavoic/a. He всякой "речи" присущ этот модус приведения к очевидности в смысле выявляющего давания видеть. Мольба напр. тоже делает очевидным, но по-другому» [158, с. 32].
Итак, есть просто речь (ctrcotpavau;) и ее смысл, т.е. логос (Xoyoq). Логос делает очевидным то, о чем «речь» в речи. Он озвучивает то, что было как-то увидено. Иными словами, логос «добавляет» к речи еще нечто. Эту способность логоса Хайдеггер обозначает термином синтез. Это слово также состоит из двух греческих слов «син» и «тезис». Однако синтез, осуществляемый в логосе, не есть привычный синтез, подразумеваемый как образованный синтетически. Синтез - означает придание нового значения, точно так же, как это происходит в символе. Первая часть этого слова (син) имеет здесь, как указывает Хайдеггер, «чисто апофантическое значение и подразумевает: дать видеть нечто в его совместности с чем-то, нечто как нечто» [158, с. 33].
Слово «добавляет» выше было употреблено в кавычках. Почему? Потому что логос не синтетически добавляет новое значение, а символически раскрывает его.
Новое значение не соответствует, не привносится извне, а исконно принадлежит тому, о чем идет в речь. Как и феномен, логос имеет две модификации: быть истинным и ложным. «"Истинность" логоса как
99
истине твование, o&rjGemv, подразумевает: изъять сущее, о котором речь, в Aiyev как (ucocpaiveoGai из его потаенности и дать увидеть как непотаешюс (сАг|0?с,), раскрыть» [158, с. 33]. Аналогично «быть лживым» означает скрывать, т.е. выдать нечто за что-то, что оно не есть. Поскольку логос имеет две модификации, то, следовательно, логос не является исходным местом истины. Что же тогда дает истину? Чувство. «"Истинно" в греческом смысле, и притом исконнее чем сказанный \6уо$ - поясняет Хайдеггер, -"чувство", ашЭлац, простое чувственное внятие чего-то. Поскольку агаЭт^ац всегда нацелен на свое i5ia, на сущее, всякий раз генуинно доступное именно только через определенное чувство и для него, например зрение - на цвета, то их внятие всегда истинно. Это значит: зрение открывает всегда цвета, слух открывает всегда тона» [158, с. 33]. Таким образом, хотя само чувство еще не есть истина, но именно чувство дает доступ, открывает (удерживает раскрытой) истину. Основное же свойство истины - быть открытым. И именно это свойство позволяет нам говорить о феномене и логосе как способах схватывания и удержания истины. Что же обладает этим свойством? Забегая вперед, можно ответить: бытие. Человек же как существо познающее схватывает это «открытое» как нечто беспредпосылочное, открывающееся в интуитивном созерцании. Хайдеггер обозначает такое постижение словом voeiv (внятие): «В чистейшем и исконнейшем смысле "истинно" - т.е. лишь открывающе, так что оно никогда не способно скрывать, - чистое VOETV, прямое вглядывающееся внятие простейших бытийных определений сущего как такого. Это voslv никогда не способно скрывать, никогда быть ложным, оно способно в крайнем случае оказываться не-вттием, dyvoeiv, быть недостаточным для простого, соразмерного подхода» [158, с. 33].
предыдущий следующий
= К содержанию =


Что же такое феномен? Во-первых, в отличие от явления, которое отсыпает к чему-то, феномен - это особый род встречи с чем-то. - релевантная информация:

  1. Исторически первой парадигмой познания цвета явилась метафизическая парадигма,
    что сам Аристотель называл «первой философией» или «теологией» (учением о первых началах и причинах всего сущего, т.е., по Аристотелю, о Боге) в отличие от «второй философии, или «физики» (учением о природе). Понимание метафизики как учения «о первоосновах» приводит в рамках классической философской традиции (вплоть 17 В своих онтологических предпосылках метафизическая парадигма познания цвета
  2. Феномен и логос будучи внутренне связанными позволяют внять тому, что является истинным само по себе.
    что именовано титулом 100 феноменология. Вели прочитать это слово по-гречески, то тогда оно будет означать: «Дать увидеть то, что себя кажет, из него самого так, как оно себя от самого себя кажет» [158, с. 34]. Выше уже было сказано, что феноменология это та наука, посредством которой можно расформализовать формальное понятие феномена. Термин «расформализовать» означает: показать как
  3. 2.1. РЕАЛЬНОСТИ, ПОРОЖДАЕМЫЕ ТОЛЬКО ПСИХИКОЙ СУБЪЕКТА
    что «виртуалистика не является наукой. Виртуалистика есть онтологический подход, который может быть использован в любой научной дисциплине» [128,33]. Согласно предложенной Носовым парадигме, которая получала название виртуальной, существует множество несводимых друг к другу (т.е. онтологически независимых) реальностей, имеющих общие характерные признаки: актуальность, автономность, порожденность
  4. 1.12. Цвет в контексте феноменологии восприятия.
    что дает -у возможность «схватить целиком» идею , исходя из этого, объект образа предстает сразу как бы извне и изнутри. Отличие объекта в восприятии и объекта в образном сознании заключается и в том, что восприятие полагает свой объект как существующий, тогда как образное сознание предполагает ирреальность, то есть отсутствование, которое непосредственно воспринимается и которое констатирует
  5. Прежде, чем приступить к попытке разработки основфеноменологической онтологии цвета необходимо сделать некоторые предварительные истолкования по поводу самого термина «феноменологическая онтология».
    что есть цвет?» в рамках так называемой «онтологической парадигмы» в философии. На наш взгляд, философскую рефлексию можно определить, прежде всего, как искусство вопрошания с точки зрения всеобщего. Как отмечал Э. Кассирер, философское умозрение начинается с понятия бытия. Когда оно конституируется как таковое, когда вопреки многообразию и разнообразию существующего пробуждается осознание
  6. В феноменологической философии мы обнаруживаем диаметрально противоположную - нонкогнитивистскую - тенденцию в понимании феномена.
    что каждый из них «интенциально содержит в себе какой-либо предмет» [21, с. 145]. В феноменологии Э. Гуссерля феномен понимается как непосредственная данность сознания, обнаруживающая себя путем «искажения» естественной установки в феноменологической рефлексии, когда мы переключаем внимание от вещи на свое сознание вещи. Всякий такой феномен есть интенциональное переживание, «сознание о...»; он
  7. 1.1.1. Этимология понятия «виртуальный» и многообразие его использования в философии и науке
    что этот термин встречается уже в работах Марка Туллия Цицерона. В 11 частности, в книге «О природе богов» можно найти virtus в значении «добродетель». Аналогично использует термин virtus и крупнейший представитель римского стоического платонизма Луций Анней Сенека. Также и у Августина Блаженного, Гуги Сен-Викторского, других схоластов virtus используется в смысле «доблесть, добродетель,
  8. 1.3. ОНТОЛОГИЧЕСКИЕ ОСНОВАНИЯ ВИРТУАЛЬНОЙРЕАЛЬНОСТИ
    что в случае с виртуальной реальностью вступаем 33 в область не-аристотелева дискурса, что, по-видимому, и затрудняет полноценный философский анализ этой реальности. Согласно античной традиции, реципированной позднее средневековой V философией и логикой, а также и позднейшей метафизикой, сущность есть сущее, характеризующееся самосущим, самодовлеющим бытием, бытием самим по себе (per se), в самом
  9. 3.1. ВИРТУАЛЬНАЯ РЕАЛЬНОСТЬ ИГРЫ
    чтожение противника, а создание системы ранговых подчинений, формируемых и закрепляемых в особой последовательности движений, которая описывается с помощью понятия «ритуализация». Различные же формы обучения взрослыми особями детенышей, напоминающие детскую игру, на самом деле ближе к дрессировке. И ритуализированное поведение, и обучение детенышей — это инстинктивная, биологически
  10. 3.2.1. Виртуальная реальность погружения (иммерсивная виртуальная реальность)
    что под иммерсивной виртуальной реальностью мы понимаем невещественную реальность, сенсорно сходную с вещественной, условно воспринимаемую как вещественная и обладающую свойствами, позволяющими ей быть ясно идентифицируемой различными субъектами. Эта реальность порождается в сознании человека в процессе взаимодействия со сложными техническими системами — компьютерными системами виртуальной